А. Степанов – Число и культура

895 

Автор: А. Степанов
Название: Число и культура
Формат: PDF, FB2
Тема: Публицистика
Количество страниц: 655
Качество: Компьютерное, издательское

Понятия под- и бессознательного, в частности коллективного бессознательного, известны, кажется,
всем, как и толкования с помощью них ряда феноменов культуры, социально-политической жизни. Сны,
мифы, сказки, организация первобытных племен, иные иррациональные проявления становились
инструментом познания человеческого поведения, культурологических закономерностей, включая и
современные. В отличие от подобных подходов, в книге формулируется понятие рационального
бессознательного. Что стоит за этим сочетанием слов? – Вещи, собственно, общеизвестные и предельно
простые.
Во-первых, мы, гордясь нашей разумностью, в конечном счете не знаем первоистоков
рациональности. Например, какие силы ответственны за умение совершать тривиальные логические
действия наподобие счета, элементарных комбинаторных манипуляций (сюда же и классификаций), за
чувство меры, пропорциональности и т.п.? Мы постоянно пользуемся такими разумными способностями –
и в повседневности, и в науках. Исчерпывающих же объяснений им, вероятно, не удастся дать никогда,
поскольку всякое исследование так или иначе использует упомянутые операции, тем самым сводя
объяснения к тавтологии, порочному кругу. Зато известно, что зачатками счета обладают не только
первобытные люди, но и животные. Простейшая логика обладает дочеловеческими корнями и опирается
на сферу неосознанного, бессознательного.
Во-вторых, для нас интересней развитие рациональных способностей. Для обществ современного
типа характерна всеобщность школьного обучения. Что прежде всего изучается в школах? – Арифметика и
письмо. Первая – то, о чем непосредственно речь, но и в письме задействованы операции разложения на
элементы (буквы, слова, предложения), последующего соединения, подчинение обязательным правилам.
В старших классах удельный вес математических и математикоподобных дисциплин (физика, химия)
отнюдь не снижается. Не лишенная грандиозности картина – из поколения в поколение, в разных странах
независимо от языка, идеологии, социальной и религиозной принадлежности на протяжении лет,
вдобавок в самом нежном и восприимчивом возрасте, мы осваиваем в сущности одни и те же предметы,
тем самым вырабатывая устойчивую привычку к элементарным логическим действиям
В первой главе исследуются предпосылки широкоизвестных представлений, в которых задействованы
целые числа. Имеются в виду те числа, которые обладают не случайной, а внутренне необходимой
природой, без которых немыслим смысл упомянутых представлений, – так сказать, имманентные,
культурообразующие числа. Почему, например, в языке и в грамматике мы предпочитаем придерживаться
модели трех лиц местоимений: Я – Ты – (Он, Она, Оно), – трех родов (мужского – женского – среднего),
трех времен (прошлое – настоящее – будущее)? Почему та же цифра фигурирует и в других, не менее
внутренне обязательных и целостных представлениях: трехмерность пространства в классической физике,
три класса современных западных обществ (богатый, средний и бедный), три ветви власти
(законодательная, исполнительная и судебная)? В других случаях аналогичную структурообразующую роль
берет на себя число “четыре” – скажем, размерность пространства-времени в теории относительности.
Список примеров см. в Оглавлении. Характерная культурная роль принадлежит, конечно, не только двум
названным числам, и в настоящей главе объясняется их генезис.
Тема второй главы – закономерности политического состояния массовых социумов в результате
революций под соответствующими номерами. Что общее есть у стран, прошедших через одну
политическую революцию, через две, через три, четыре и т.д. – каковы их политические достижения?
Очевидно, что каждая из крупных политических революций рано или поздно заканчивается и ей на смену
приходит относительно стабильное состояние. Следовательно, у нас есть право исследовать всякий
массовый социум с той точки зрения, как будто его революции – уже за спиной (вплоть до следующей). В
этот период поведение социума, его самосознание подчиняются неким стабильным, самосогласованным
правилам, поскольку же социум – массовый, постольку данные законы и правила не могут быть иными,
кроме наипростейших (массовое сознание – хрестоматийный образец примитивности). Область прошлого
выступает в форме ярких пятен, поп-знаний о пережитых революциях, и это общее знание – мощнейший
формообразующий фактор.
В третьей главе изучаются различные социально-политические пропорции и причины их появления.
При этом больше всего внимания уделяется электоральным процессам. Почему одна партия (один
кандидат в президенты, в губернаторы) получает на выборах такой-то процент голосов, а другая –
отличный? Какие силы ответственны за фактические достижения? – На данном этапе исследования автор
отказывается от известных электоральных теорий, предлагая собственную, кардинально более простую.
Расчеты проводятся без привлечения результатов социальных опросов, без цифр о социальной,
национальной, религиозной структуре социума, а опираясь на характерные признаки общественного
сознания в процессе предвыборной гонки. Сравнение с эмпирическими данными показывает хорошую
работоспособность предложенной модели, а также ее пригодность для описания выборов в весьма
различных, казалось бы, странах: как издавна демократических, так и посттоталитарных. Общей чертой
двух типов стран является образованность населения и, значит, подведомственность законам
рационального бессознательного

Категория:

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “А. Степанов – Число и культура”